СВИДЕТЕЛЬСТВО
о регистрации СМИ

Федеральной службы
по надзору в сфере связи,
информационных технологий
и массовых коммуникаций
(Роскомнадзор)
Эл. № ФС 77-52200
от 25 декабря 2012 г.


 

Учредитель:
АНОО «Центр дополнительного
профессионального
образования «АНЭКС»

Главный редактор:
Ольга Дмитриевна Владимирская, к.п.н.

Кадровая коррупция как объект административной реформы

Ибрагимова Мария Ильдаровна

Проблема коррупции бюрократического аппарата остается одной из главных системных проблем государственного управления всех стран мира. Под коррупцией понимается взяточничество, нецелевое исполь­зование бюджетных средств, присвоение государственного имущества. Этот перечень, думается, может быть расширен за счет незаконной практики государственной кадровой политики, проводящейся в ущерб интересам государства и гражданского общества, попирающей или превратно толкующей нормы действующего законодательства.

По мнению Дж. Сентурия, «кор­рупция — это злоупотребление влас­тью ради частной выгоды».[7]

Второе определение корруп­ции содержится в Кодексе поведе­ния должностного лица по поддер­жанию правопорядка (принят Резо­люцией 34/169 Генеральной ассам­блеи ООН 17 декабря 1979 г.): «…злоупотребление служебным по­ложением для достижения личной или групповой выгоды, а также не­законное получение государствен­ным служащим выгоды в связи с за­нимаемым служебным положением».[5]

В этом аспекте под опре­деление коррупции должны подпа­дать не только финансово-экономи­ческие злоупотребления служебным положением, но и факты наруше­ния законодательства в подборе, расстановке и продвижении кадров государственной гражданской и му­ниципальной службы. Мы именуем данную управленческую аномалию в кадровой политике как кадровую коррупцию , которая представляет, по нашему мнению, не меньшую опасность, чем коррупция экономи­ческая. Сегодня на формирование состава гражданских служащих не­гативно влияют «факты нарушения принципа открытости и справедли­вости при решении кадровых вопро­сов, что порождает у многих чинов­ников неуверенность в будущем, снижает их служебную активность, самостоятельность и заинтересован­ность в труде, не создает условий для эффективного использования способностей, роста профессиона­лизма».[3]

Кадровая коррупция не только способствует снижению профессио­нализма аппарата, катализирует традиционные формы коррупции, но и разрушает легитимность госу­дарственной власти в глазах населе­ния. Более того, кадровая корруп­ция может считаться одной из форм нарушения прав человека.[4] Так, со­гласно Постановлению о деклара­ции прав и свобод человека и граж­данина» граждане России «имеют равное право доступа к любым должностям в государственных ор­ганах в соответствии со своей про­фессиональной подготовкой и без какой-либо дискриминации».

Помимо всего прочего существует также такое понятие как « иная личная заинтересованность». Она может быть вызвана желанием извлечь вы­году для себя лично или для другого лица, в судьбе которого должност­ное лицо было заинтересовано. Су­ды под иной личной заинтересован­ностью обычно понимают желание должностного лица незаконно полу­чить льготы и услуги не только для себя, но и для других лиц, в отноше­ниях с которыми оно заинтересова­но. «Стремление «сделать карье­ру»», получить повышение по служ­бе, показать себя способным, хоро­шим работником при отсутствии для такого вывода объективных дан­ных, нежелание нести ответствен­ность, месть, зависть — все это сле­дует рассматривать как иную лич­ную заинтересованность в составе злоупотребления должностными полномочиями».[1]

Насколько актуальна данная проблема для современной России? Некоторые авторы считают, что социаль­ными предпосылками места в аппа­рате являются такие факторы, как уровень и тип образования, стаж работы, личные связи.[2] Также говорят о сложившихся нефор­мальных практиках при отборе и продвижении кадров высшей регио­нальной элиты России.

Также одним из важных источников кадровой коррупции являются родст­венные и этнические кланы, став­шие влиятельными субъектами региональной кадровой политики Российской Федерации.

В качестве источника нефор­мальной практики российской кад­ровой политики можно назвать социально-корпоративный отбор. Большое значение имеет опят совместной деятельности с первыми лицами ре­гиона, истоки которого уходят в со­ветское время (Кировская, Астра­ханская, Ростовская, Липецкая об­ласти). Например, в Ростовской об­ласти наибольшее влияние имеет так называемая старопролетарская группа во главе с губернатором В.Ф. Чубом, объединяющая быв­ших партийных и советских функ­ционеров Пролетарского района Ростова-на-Дону, работавших вмес­те с губернатором.[5]

Несмотря на всю очевидную мас­штабность данного явления для Рос­сийской Федерации, наблюдается явное нежелание административ­ных, политических элит и научного сообщества рассматривать его как самостоятельную научно практиче­скую проблему. В действующем за­конодательстве о государственной гражданской и муниципальной службе вопросы установления ква­лификационных требований к ли­цам, замещающим государственные гражданские должности, отданы на откуп региональному законодатель­ству.[1] Можно говорить о фактичес­ком отсутствии правового регулиро­вания в этой области, а значит, на­лицо неограниченный простор для субъективного произвола высших должностных лиц во всех его фор­мах.[6]Например, достаточно типовой для российских регионов Закон от 18 июля 2005 г. N 206-3 «О госу­дарственной гражданской службе Республики Башкортостан» предус­матривает в качестве требований к категориям «руководители», «по­мощники (советники)», «специали­сты» всех групп должностей наличие высшего профессионального обра­зования и общего стажа по специ­альности от двух до шести лет. Однако этим требованиям в полной мере отвечает не менее трети эконо­мически активного населения Баш­кортостана, и совершенно неясно, как эти граждане могут помочь в ор­ганизации конкурсных процедур. Федеральный закон «О государст­венной гражданской службе Рос­сийской Федерации» выдвигает в качестве первого принципа форми­рования кадрового состава граж­данской службы «назначение на должность гражданской службы гражданских служащих с учетом их заслуг в профессиональной служеб­ной деятельности и деловых ка­честв».[3] Ввиду логической неопреде­ленности таких предельно абстракт­ных понятий, как «деловые качест­ва» и «заслуги в профессиональной и служебной деятельности», этот «принцип» на практике приобретает характер ни к чему не обязывающе­го благого пожелания.

В этих условиях необходимо при­слушаться к словам В.В. Путина, еще в 2000 г. предупреждавшего, что «государственные функции и го­сударственные институты тем и от­личаются от предпринимательских, что не должны быть куплены или проданы, приватизированы или пе­реданы в пользование, в лизинг. На государственной службе нужны профессионалы, для которых един­ственным критерием деятельности является закон. Иначе государство открывает дорогу коррупции. И мо­жет наступить момент, когда оно просто переродится, перестанет быть демократическим».[4]

Не признав нарушения кадрово­го законодательства в качестве од­ной из форм коррупционной прак­тики со всеми вытекающими юри­дическими последствиями и санкци­ями, мы не можем говорить о внятной кадровой государственной политике. Необходима не только дальнейшая оптимизация законода­тельства о государственной граж­данской и муниципальной службе, но и организация особых институ­тов по контролю за соблюдением норм и принципов государственной кадровой политики. Целесообразно изучить опыт США, в структуре го­сударственных органов которых действуют «Комитет по защите «ме­рит систем»», «Комиссии по защите равенства возможностей работни­ков», «Комитет по правительствен­ной этике». В ходе проведения ад­министративной реформы следует использовать также опыт государст­венной кадровой политики Израи­ля, где каждое кадровое назначение утверждается Комитетом по кон­тролю за кадровой политикой госу­дарства. Все это должно войти в число наиболее приоритетных задач административной реформы.[3]

Библиографический список:

1. Латыпов Р.Ф. Кадровая коррупция как объект административной реформы - Государственная служба. 2008. № 3. С. 20-24.

2. Латыпов Р.Ф. Политологический анализ кадровых процессов: теория и практика - монография / Р. Ф. Латыпов ; Башкирская акад. гос. службы и упр. при Президенте Республики Башкортостан, Акад. наук Республики Башкортостан, Отд-ние социально-экономических наук. Уфа, 2009.

3. Гаврилов В. Коррупция и ее развитие в России / В. Гаврилов // Федерализм. – 2008. – №2. – июнь. – С.143-164.

4. Соколов А. Коррупция, гражданское общество и правовое государство (сравнительно-правовой анализ) / А. Соколов // журнал российского права. – 2008. - №8. – авг. – С.32-41.

5. Бондарь В. Препятствуя разрушению: Противодействие коррупции на муниципальном уровне / В. Бондарь // Муниципальная власть. - 2008.-№3.-июнь.- С.46-65.

6.КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ АГРАРНОЙ ПОЛИТИКИ В РФ Ханнанова Т.Р. Мир и политика. 2013. № 2 (77). С. 4

7.РАЗВИТИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА КАК СТРАТЕГИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ СОВРЕМЕННОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ Гарифуллина А.Ф., Ханнанова Т.Р. Право и политика. 2012. № 9. С. 1565-1571.

8.РАЗВИТИЕ ПРАВОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ АГРАРНОГО СЕКТОРА ЭКОНОМИКИ НА ИННОВАЦИОННОЙ ОСНОВЕ Ханнанов Р.А., Ханнанова Т.Р. Аграрный вестник Урала. 2010. № 2 (68). С. 79-82.

9.РАЗВИТИЕ УЧЕНИЯ О ЮРИДИЧЕСКИХ ФАКТАХ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ Ханнанов Р.А. Уфа, 2006.

10.ЮРИДИЧЕСКИЕ ПОСТУПКИ В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ Ханнанов Р.А. Академия наук Российской Федерации; Уфимский научный центр; Башкирский государственный аграрный университет. Уфа, 2007.

11.АГРАРНОЕ ПРАВО: ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ РАЗВИТИЯ Ханнанов Р.А. Право и политика. 2008. № 4. С. 933-940.

12.ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВ ГРАЖДАН НА ЭКОЛОГИЧЕСКИ ЗНАЧИМУЮ ИНФОРМАЦИЮ Гарифуллина А.Ф. В сборнике: Научное обеспечение инновационного развития АПК материалы Всероссийской научно-практической конференции в рамках XX Юбилейной специализированной выставки "АгроКомплекс-2010". 2010. С. 220-222.

13.ИНФОРМАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ И МУНИЦИПАЛЬНОЙ ВЛАСТИ (НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН)

Гарифуллина А.Ф. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук / Башкирский государственный университет. Уфа, 2011

14.ИНФОРМАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ И МУНИЦИПАЛЬНОЙ ВЛАСТИ Гарифуллина А.Ф. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук / Башкирский государственный университет. Уфа, 2011

15.К ВОПРОСУ О ПРОБЛЕМАХ ПРАВОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОДДЕРЖКИ ПЧЕЛОВОДСТВА Ханнанова Т.Р., Шапошникова Р.Р. В сборнике: Социально-экономические проблемы развития аграрной сферы экономики и пути их решения Сборник статей Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 85-летию Башкирского государственного аграрного университета. 2015. С. 445-447.

16.ПРОБЛЕМЫ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ Ханнанов Р.А., Шапошникова Р.Р. Фундаментальные и прикладные исследования в современном мире. 2013. Т. 3. № 4 (04). С. 86-88.

17.ПРОПАГАНДА ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ У НАСЕЛЕНИЯ, ВВЕДЕНИЯ НОРМ ГТО Погорелова Д.С., Шапошникова Р.Р. NovaInfo.Ru. 2014. № 26. С. 200-201.

Joomla SEF URLs by Artio