Печать

Методическая разработка занятия элективного курса по литературе в 10 классе

Мотив пира в библейских сюжетах

Соловьева Анна Антоновна

Цель:

- рассмотреть мотив пира и связанные с ним образы как несущие гибель человечеству;

- рассмотреть символическое пространство пира как вкушение даров не только телесных и природных, но и духовных.

Задачи:

- найти соответствующие библейские сюжеты,  произведения русских поэтов и художников 19 века, современных художников.

- проанализировать эпизоды, связанные с темой работы;

- систематизировать материал по теме работы.

Ключевые слова: пир, грех, нравственность.

Мотив пира является одним из самых распространенных мотивов в мифологии, библейских сказаниях,  литературе и изобразительном искусстве. В большинстве случаев пиры рассматриваются через призму таких понятий как жизнь и смерть, расцвет и упадок, наслаждение и страдание, праведность и грех.

Рассмотрим пиры гибельные, ведущие к краху государств, смерти людей.

Так в Ветхом Завете рассказывается о пире последнего вавилонского царя Валтасара, который решился на кощунство: приказал принести золотые и серебряные священные сосуды из храма Иерусалимского, чтобы пить вино из них. Когда пир был в самом разгаре, некая невидимая рука на стене зала начертала письмена: «Мене, мене, текел, упарсин», которые, по истолкованию пророка Даниила, предвещали скорую гибель и царству Вавилонскому, и самому царю. В ту же ночь Валтасар был убит.

Перед нами картина Василия Ивановича Сурикова «Пир Валтасара». Вот как описывает ее современный поэт Иван Есаулков:

Изложенье этого сюжета –
На картине, полной чувства, цвета.
Живописец всё изобразил
На холсте. Пророк же Даниил

В глубине картины помещён.
Слева – царь, встревожен и смущён.
Гром гремит и молния сверкает.
На стене вдруг надпись возникает.

Слышатся людских стенаний звуки.
Женщины заламывают руки.
Пали на колени все рабы
Перед переменой их судьбы.

Музыканты, что царю играли,
Только что все струны оборвали.
И стенают горько мудрецы,
И взывают к божествам жрецы.

Что-то пало, что-то вверх взметнулось,
Наизнанку всё перевернулось.

 

«Пир Валтасара» (1874 г.) призывает ещё раз вспомнить человека о том, что жизнь человека, отвернувшегося от Бога, ставшего на путь кощунственного греха, поругания святынь, всегда имеет одну направленность – погибель.

А вот еще один библейский сюжет. Ирод Антипа, правитель Галилеи, будучи женат, вступил в сожительство с Иродиадой, женой своего брата Филиппа, при жизни последнего. Иоанн Креститель обличал эту беззаконную связь, за что Иродиада люто возненавидела его. В свой день рождения Ирод устроил пир. По обычаям Востока женщины не смели присутствовать на пиршествах мужчин, но Саломея, дочь Иродиады и Филиппа, пренебрегла древним обычаем, вошла к пирующим в легкой одежде танцовщицы и стала плясать. Своим танцем она так воспламенила отуманенного вином Ирода, что в награду он готов был отдать ей даже половину царства. Но Саломея по наущению матери потребовала голову Иоанна Крестителя. Желание было исполнено, вселенское зло свершилось: голову принесли на блюде.

Великолепный образец живописной трактовки этого сюжета дал В. И. Суриков.

На переднем плане Саломея в наряде танцовщицы с блюдом, на котором лежит отсеченная голова Иоанна Крестителя. Она препод­носит голову Предтечи Иродиаде. Саломея удручена ужасным зрелищем мертвой головы, печаль и жалость на ее лице. Иродиада же, напротив, торжествует: она вперила в голову святого злобный,  полный ненависти и в то же время дико радостный взгляд. Весь ее облик, выражающий разврат и сладострастие, лихорадочный блеск глаз – все это подчеркивает ее нечестивость, греховность. Кроваво-красные тона, приглушенные краски помогают  глубоко прочувствовать трагизм происходящего, страшное последствие неправедного пира.

В 1830-х—начале 1840-х годов складывается в русской литературе символика гибельного, разрушительного пира, где изобилие венчается смертью.

Рассмотрим пушкинскую трагедию «Пир во время чумы».

Смертельная болезнь уносит тысячи жизней. А в это время на «застольную беседу» собралась «золотая молодежь». Каждый из пирующих выражает какую-либо идею: пренебрежение смертью (Молодой человек); веру, что любовь победит смерть (Мери); страх (Луиза) и призыв к преодолению Чумы (Председатель).

Домашнее застолье у Пушкина выносится на улицу, в сферу публичности, — причем пирующие ведут себя так, как если бы были ограждены от внешнего мира. Усиливается вызов обществу, содержащийся в пире. Священник вмешивается в пир, пытаясь его остановить. В его словах есть простая и мудрая правда. Пир нарушает траур по умершим, «смущает» «тишину гробов». Он противоречит обычаям. И хотя Священник не достигает своей цели, застолье уже не может продолжаться как раньше. «Председатель остается, погруженный в глубокую задумчивость» – таков финал повествования.

Священник говорит о тишине, «повсюду смертию распространенной», о звучащих «мольбе святой и тяжких воздыханиях»... Чума выглядит как некоторое состояние общества. Состояние, дающее право Священнику увещевать тех, кто ведет себя иначе, чем страдающее большинство. Чума – это возмездие за грехи, требующее восстановления морально-этических норм.

Но нет смирения, Вальсингам пытается бросить вызов смерти. В торжественно-трагическом гимне Председателя человек противопоставляет  смерти, опасности свою волю.

Есть упоение в бою,

И бездны мрачной на краю,

И в разъяренном океане,

Средь грозных волн и бурной тьмы,

И в аравийском урагане,

И в дуновении Чумы.

Вместе с тем Пушкин вложил гимн в уста «падшего духа». Вальсингам далеко не победитель, каким он предстал в гимне. Разум его повержен. Как и Мери, Председатель кается в устройстве кощунственного пира («О, если б от очей бессмертных скрыть это зрелище!»).

Пушкинская трагедия запечатлела глубокие нравственные, философские взгляды на путь развития человечества. Герои ее терпят поражение, становясь жертвами соблазнов, искушений века и своих страстей.

Мотив «позднего пира» находим в стихотворении Тютчева «Кончен пир, умолкли хоры...» Композиция стихотворения такова: «земная» часть противостоит «вечной», «небесной». В стихотворении мир «горний» абсолютно чист, покоен и светел, он недосягаем для «земли» и оттеняет царящие беспорядок и чад позднего и уже окончившегося пира. Но звезды, представители мира «горнего», отвечают «смертным взглядам  непорочными лучами»: они обнаруживают свою причастность к земным делам, а не великое спокойствие «равнодушной природы». Здесь проявляются  христианские мотивы. Символическим значением темы гибельного пира является духовно-культурное понимание эпохи.

Баратынский рано начал исповедовать идею, согласно которой все то, что не содержит в себе одухотворенности, разумности, в неполной мере человечно.

В поэме «Пиры» (1820) Баратынский славит «богатой знати хлебосольство и дарованья поваров». Но его картины московских пиров полны иронии: эти пиры не дают пищи уму. От блестящих и роскошных праздничных обедов воображение уносит поэта в иную, куда более скромную обстановку: в безвестный угол Петрограда, в тихий, уединенный домик, где стол накрыт «тканью простой», где нет ни фарфоров Китая, ни драгоценных хрусталей, а вино льется в «стекло простое». Здесь сажают «без чинов», молодость кипит свободой, и даже «звездящаяся влага», подобно пылкому уму, «не терпит плена».

Антитеза барских забав и милой, дружеской пирушки очевидна и значима. Своеобразие Баратынского состоит в том, что он переосмысливает тему пира. Его влечет пир как праздник духа, торжество ума и чувств, творческих радостей и наслаждений. Так возникает тема поэзии, вдохновенных мечтаний, призванных разгадать тайны бытия.

А теперь обратимся к Новому Завету. Здесь найдем еще более высокое понимание пира. Результат этого пира - сущностное соединение человека с Божеством. Бог входит внутрь естества — Тело Христово становится телом человека, и Кровь Христова начинает течь в его жилах. Христос становится для человека не только учителем, не только нравственным идеалом, Он становится для него пищей, и человек вкушает Бога, соединяясь с Ним духовно и телесно. Этот пир – Тайная Вечеря.

Перед нами одноименная картина современной художницы Натальи Царьковой.

Господь устроил накануне праздника Пасхи традиционный пир для учеников. Три важнейших события произошли на Тайной Вечери, последней трапезе Иисуса Христа с учениками: предсказание Христом предательства Иуды, установление обряда причащения  и омовение Им ног учеников.

На вечере произошел между учениками спор, кто из них старше. Этот спор и явился поводом к тому, чтобы показать ученикам наглядный пример смирения и самоотверженной любви путем омовения ног им.

«Когда же настал вечер, Он возлег с двенадцатью учениками  и когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня…
И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая Times New Roman";">ученикам, сказал: примите, ядите: сие есть Тело Мое.  И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все,  ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов…» (Евангелие от Матфея).

Итак, символизм  Тайной Вечери - священный характер установления обряда вкушения - таинства Евхаристии (благодарения). Христос готов ценой своей жизни спасти человечество от гибели. Сам Господь уподобляет Царство Божие пиру, на который приглашены все праведные и раскаявшиеся.

На картине Царьковой изображено общее возбуждение учеников - это реакция на слова Христа о том, что он будет предан одним из присутствующих апостолов. А Христос повернулся и смотрит на мир трагическим взглядом, с укором и в то же время с любовью, пониманием. Смотрит на каждого из нас. В душу.

А вот картина Ильи Глазунова с прозаическим названием «На складе». На первом плане – подвешенная на крюках кровавая туша и орудие бойни – топор, воткнутый в плаху. Казалось бы, ничего странного – ведь нужна человеку пища телесная. Но где устроена бойня? В заброшенном и разоренном Божьем Храме, где чудом сохранилось едва заметное изображение Спасителя – Христа. Господь на ослике въезжает в Иерусалим для того, чтобы исполнилось все написанное о Нем, как Мессии, пророками. Для того, чтобы испить чашу искупительных страданий, дать душу Свою в избавление за многих.

И буксует грузовик, нагруженный свежим мясом (не для будущих ли пиров «избранных»?), на засыпанных снегами дорогах России. А вокруг серый, бедный и безрадостный, необозримый простор. Без Бога…

Выводы:

В работе пир представлен в трех аспектах.

Первое значение - пир как пир плоти, разрушительный пир, несущий гибель человечеству.

Второе -  позитивный пир – пир как праздник духа, торжество ума и чувств.

И, наконец, пир как Литургия, сердце христианского Богослужения, несущая сакральные знания, когда вино и хлеб претворяются в Кровь и Плоть Христову. Это созидательный пир, способный воскресить Божественное начало в человеке, возродить нравственные основы личности, оживить душу, сделать человека твердым в подвигах добра.

 

Joomla SEF URLs by Artio