История Придворной Певческой Капеллы и ее роль в музыкальном образовании России

Абашкина Ирина Игоревна, учитель музыки, лицей №623 им. И.П. Павлова, Санкт-Петербург

С приходом к власти Петра Iи основанием им новой  столицы российского государства Санкт-Петербурга в 1703 году центр  музыкального  образования переносится из Москвы на берега Невы. В 1713 году Петром был организован Придворный хор, в состав которого входили Государевы певчие дьяки. Хор Государевых певчих дьяков был  личным хором русских царей, он участвовал в различных дворцовых церемониях и находился в Москве  в резиденции русских государей. Петр переименовывает хор в Придворных певчих и переводит его в новую столицу. Будучи большим любителем церковного пения, он уделяет серьезное внимание своей капелле. Как пишет Локшин: «Многие певцы хора, обратившие на себя внимание качеством своих голосов, выходили в «знатные люди».[1]

После смерти Петра значение Придворного хора возрастало, и 21 сентября 1738 года императрица Анна Иоанновна издала указ об организации в городе Глухове школы для подготовки певчих для Придворного хора. Вот как характеризовал значение школы генерал-аншеф Яков Кейт в своем донесении: «набирать со всей Малой России из церковников, также из казачьих и мещанских детей и прочих и содержать всегда в той школе  до 20 человек, выбирая, чтобы самые лучшие голоса были, и велеть их регенту обучить киевскому и партесному пению, и которые пению обучены будут, из тех по вся году лучших присылать ко двору Е.И.В. человек по 10, на то место паки вновь набирать».[2]

Такая же школа по указу  Анны Иоанновны 1740 года была организована в Санкт-Петербурге. Указ гласит следующее: «повелеваем отныне впредь для придворной капеллы содержать при дворе нашем из малолетних малороссийского народа людей обученных нотного пения до двадцати человек, которых в удовольствие придворной копеллии на разных приличных той копеллии инструментах обучать».[3]

К моменту восшествия на престол Екатерины IIхор Придворной Певческой капеллы насчитывал около 100 человек – 48 взрослых и 52 мальчика.[4] Будучи поклонницей итальянского музыкального стиля императрица поручает надзор за капеллой итальянскому капельмейстеру Бальдазаре Галуппи, а директором капеллы в 1763 году становится Марк Федорович Полторацкий, заведующий школой в городе Глухове. В этот период капелла достигает высокого певческого мастерства. Однако, своими наивысшими достижениями она обязана деятельности  замечательного русского музыканта, композитора и педагога Д.С. Бортнянского – выпускника глуховской школы. После обучения в Италии Бортнянский возвращается в Россию, и в 1769 назначается  управляющим капеллой. Получив должность руководителя капеллы, Бортнянский проводит ряд прогрессивных мер, которые повышает профессиональные качества хора. В частности, он добивается отмены участия хора в оперных спектаклях, а также заботится о повышении материального уровня певцов. Известно большое количество отзывов современников Бортнянского, характеризующих его как замечательного педагога. Так, известный  русский композитор Варламов – ученик Бортнянского пишет о нем следующее: «Семидесятилетний старичок возьмет фальцетом, и так нежно, с такою душою, что остановишься от удивления».[5] А С.В. Смоленский характеризует хор капеллы под управлением Бортнянского следующим образом: «Хор…был приучен петь звучно, с тщательными оттенками и с отличным произношением слов. Крик и вычурные эффекты были совершенно изгнаны из исполнения капеллы, ставшей оттого петь умно и просто… Капелла стала руководительницей русского пения».[6]

Помимо руководства хором Придворной Певческой капеллы Бортнянский  работал и с другими хоровыми коллективами. В этой связи известны хор Сухопутного кадетского корпуса, Смольного института, хор графа А.К.Разумовского.

После смерти Д.С.Бортнянского в 1825году  директором Придворной Певческой Капеллы становится  Ф.П.Львов, который во многом продолжил традиции обучения певчих, заложенные Бортнянским. О том, что в это время  мастерство певчих оставалось на достаточно высоком уровне, свидетельствуют донесения капитана 2-го ранга прусского гвардейского полка Эйнбека, хорошо знавшего хоровое дело, направленного прусским королем Фридрихом-Вильгельмом III. Прусский король был восхищен звучанием хора капеллы и хотел по ее образцу создать хор берлинского протестантского собора (Dom-Chor). В своих донесениях Эйнбек пишет о том, что малолетние певчие получают достаточно серьезное образование. Они обучаются не только музыке, но и проходили общеобразовательные предметы, что позволяло им в случае потери голоса перейти на гражданскую службу  или  на военную в чине офицера.[7]

Однако со временем, этот уровень значительно снижается. Вот, что пишет Ф.П.Львов  в своем письме Николаю I: «Нет достаточных средств к приличному обучению малолетних певчих. Дети обучаются только пению, не получая никакого образования».[8]

В 1836 году на должность директора капеллы назначается А.Ф.Львов. А в 1837 году руководителем хора капеллы становится М.И.Глинка. Несмотря на достаточно непродолжительный срок деятельности на этом посту Глинка старается изменить к лучшему существующую систему обучения. В своих записках он пишет следующее: «Я взялся учить их музыке, т.е. чтению нот, и исправить интонацию, по-русски – выверить голоса…Когда в первый раз явился я для преподавания с мелом в руке, мало нашлось охотников; большая часть больших певчих стояла поодаль с видом недоверчивым, и даже некоторые из них усмехались. Я, не обращая на то внимания, принялся за дело так усердно и скажу, даже ловко, что после нескольких уроков все почти большие певчие, даже и такие, у которых были частные и казенные уроки, приходили ко мне на лекции».[9] В 1838 году Глинка отправляется на Украину для набора детей в хор капеллы. Также в  период его деятельности на должности руководителя хора в капелле были организованы инструментальные классы. Однако обстановка, сложившаяся к этому времени в капелле не позволила Глинке максимально проявить свои педагогические идеи, что и стало причиной его ухода из этого заведения в 1838 году.

На смену Львову в 1861 году на должность директора Придворной Певческой Капеллы приходит Бахметев, его деятельность не имела какого-либо серьезного значения для развития этого заведения. Наоборот, при Бахметеве в капелле были закрыты инструментальные классы. В этот период капелла постепенно теряет прежний статус передового учебного заведения, так как ее значение ослабевает перед  активно возрождающимся  Синодальным хором и училищем в Москве.  Лишь с приходом на пост директора капеллы в 1883 году графа С.Д. Шереметева, а на должность управляющего капеллой замечательного музыканта М.А.Балакирева эта ситуация несколько изменяется. Важные преобразования в учебном процессе капеллы были связаны также с деятельностью Н.А.Римского-Корсакова, которого Балакирев приглашает помощником управляющего капеллой. Вот как характеризует Римский-Корсаков состояние обучения в капелле на момент своего прихода: «Безграмотных… мальчиков забитых и невоспитанных, кое-как обучаемых скрипке, виолончели или фортепиано, при спадении с голоса большею частью постигала печальная участь…Из них выходили писцы, прислуга, провинциальные певчие, а в лучших случаях невежественные регенты или мелкие чиновники… Весь строй учебного дела как по инструментальному классу, так и по регентской специальности, установленный автором «Боже, царя храни», никуда не годился. Надо было все переделать или, лучше сказать, создать новое».[10] Так, в капелле реформируется инструментальный класс, создается оркестровый класс, а также принимается новая программа обучения регентов. Руководители капеллы наряду со специальными предметами делают акцент на повышение общего уровня учащихся.

Однако, в 1893 году Римский-Корсаков оставляет  капеллу, а вслед за ним – в 1895 году из капеллы уходит и М.А.Балакирев. На должность Балакирева заступает композитор А.С.Аренский, который не оставил какого-либо серьезного следа в деятельности этого заведения. В 1901 году в капеллу по личному настоянию императора Николая Iприходит С.В.Смоленский. Но его взгляды на церковное пение, активно развивавшиеся в Синодальном хоре и училище, не встретили поддержки в стенах Придворной Певческой Капеллы. И, как пишет Гарднер: «Его энергия и его воззрения на церковное пение, так ярко выявившиеся в стилистическом направлении  московского Синодального хора и Синодального Училища разбились о твердую, установившуюся и ставшую господствующей музыкальную традицию Придворной певческой капеллы с ее равнением церковного пения на общеевропейскую музыку»[11].

Через два года Смоленский подает в отставку. Однако, несмотря на серьезные изменения в руководстве капеллы, она вплоть до революции остается крупнейшим учебным заведением в России, а также ее хор является одним из лучших. В 1917 году Придворная Певческая Капелла утрачивает свой статус духовного заведения, а в 1922году  она переименовывается в Государственную Академическую капеллу имени М.И.Глинки.



[1]Финдейзен Н. Очерки, 4, стр. 18.

[2] Финдейзен Н. Очерки, 4, стр.28.

[3] Там же, стр18.

[4] Гусин И.Л. Ткачев Д.В. Государственная Академическая Капелла имени М.И.Глинки. Ленинград, 1957, стр.21.

[5] Цит. по: Локшин Д. Замечательные русские хоры и их дирижеры.Музгиз, 1963, стр.21.

[6] Там же, стр.20.

[7]Гарднер И.Богослужебное пение, т.II. Сергиев Посад, 1998, стр.315

[8]Локшин Д. Замечательные русские хоры и их дирижеры. Музгиз,1963, стр.22.

[9] Там же, стр.24.

[10] Локшин Д. Замечательные русские хоры и их дирижеры. Музгиз, 1963, стр.28.

[11] Гарднер И. Богослужебное пение. Т.II, стр.500.

Joomla SEF URLs by Artio